С человеком и без: какой будет российская и мировая медицина через 20 лет | SBERMED AI
О компании
Наши решения
Ресурсный центр

Свяжитесь с нами, чтобы узнать больше и начать сотрудничать с нами





    * Обязательное поле

    ООО «СберМедИИ» использует Cookies (файлы с данными о прошлых посещениях веб-сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей. Чтобы продолжить пользоваться сайтом необходимо дать согласие на использование файлов cookies и принять Условия использования cookies. Вы можете отказаться от обработки cookies, однако сайт будет недоступен для использования. Условия использования cookie

    Согласиться

    С человеком и без: какой будет российская и мировая медицина через 20 лет

    9 января 2024

    |

    Время чтения 9 минут

    Елена Соколова, директор по продуктам СберМедИИ, рассказала «Известиям», какие технологии искусственного интеллекта применяются уже сейчас и что ждет медицину в будущем.

    Современную медицину давно можно назвать высокотехнологичной. Российский медтех не только не отстает от мирового, но и предлагает свои уникальные решения: например, успешно пробует применять виртуальную и дополненную реальность для восстановления пациентов, перенесших инсульт, создает 3D-модели лицевых протезов, и это далеко не полный список. Всё больше больниц внедряют искусственный интеллект в помощь врачам, и это не отдаленное будущее, а уже реальность. Но что дальше? Чему научится медицина в ближайшие 20 лет и как будут складываться отношения докторов с пациентами? «Известия» спросили экспертов, каких прорывов в лечении, диагностике и профилактике болезней можно ждать к 2030–2040-м годам или даже раньше.

     

    Внедрение ИИ в медицине

    Последние успехи искусственного интеллекта и нейросетей не могли обойти стороной сферу медицины. Современные компьютеры позволяют в считаные минуты обрабатывать огромные массивы данных и замечать то, что может пропустить врач. Решения с использованием ИИ внедряют 70 российских регионов, и большинство выбирают технологии, работающие с медицинскими изображениями — маммографией, компьютерной томографией органов грудной клетки и головного мозга, рентген-снимками органов грудной клетки и подобными.

    По словам экспертов, в ближайшие 20 лет ИИ всё больше будет применяться именно для диагностики и профилактики заболеваний.

    — Мы наблюдаем усиление акцента на предотвратительной медицине и управлении здоровьем. Ключевые инновации в медицине в ближайшее время будут сосредоточены в области диагностики, где большинство стартапов уже сейчас активно работает над выявлением аномалий в медицинских анализах, например в анализе крови, — рассказала «Известиям» эксперт в инновациях для здравоохранения, член Российской ассоциации фармацевтического маркетинга Светлана Богданович.

    Особое внимание уделяется распознаванию медицинских изображений, что крайне важно в онкологии; множество проектов направлено на раннее выявление рака, отметила собеседница издания.

    С ней соглашается директор департамента по продуктам «СберМедИИ» Елена Соколова. Она предположила, что искусственный интеллект будет не только обрабатывать медицинские изображения, но и анализировать данные, собранные с различных устройств, сопоставлять их с семейным анамнезом, генетическими особенностями и образом жизни человека, а затем подбирать индивидуальную терапию.

    — То есть в будущем ИИ-сервисы смогут помочь специалисту в выборе оптимального варианта лечения. Также они будут выявлять риски развития серьезных заболеваний, в том числе сердечно-сосудистых и онкологических. Мы видим огромный потенциал именно в предотвращении заболеваний и разработке прогностических моделей, — отметила эксперт.

    По словам эксперта по цифровизации здравоохранения, операционного директора и соучредителя компании «Медицинские Скрининг Системы» Никиты Николаева, точность диагностики и частота выявляемости заболеваний будет только повышаться, а это напрямую влияет на ход лечения.

    — Если тот же рак выявляется на первой-второй стадиях, требуется от 5 до 20 раз меньше экономических затрат на излечивание пациента. Плюс достигается крайне высокий показатель пятилетней выживаемости — под 100%. А это основной показатель в онкологии, — пояснил он.

     

    Инновации и прорывы в лечении

    Искусственный интеллект — не единственная технология, которая окажет существенное влияние на медицину будущего. Ученые работают и по многим другим направлениям, приближаясь к решению давно мучающих человечество проблем. Одна из них — генетические заболевания. По словам экспертов, в следующие 20 лет можно ожидать настоящих прорывов в их лечении.

    — Мы увидим массовое использование геномной терапии для коррекции наследственных моногенных заболеваний, то есть тех, в которых виноват один ген. Буквально на днях США разрешило первую такую терапию, до этого Великобритания. И если за несколько лет не появится каких-то последствий, очевидно, что это направление будет очень быстро расширяться, — рассказал в беседе с «Известиями» основатель компании «Цифровые Миры», член совета директоров АО «Медицина» Павел Ройтберг.

    По его словам, самый яркий пример — лечение серповидноклеточной анемии, при которой белок крови гемоглобин приобретает аномальную серповидную форму. У пациентов с рождения наблюдаются все признаки обычной анемии.

    — Недавно разрешенный препарат модифицирует стволовые клетки пациента, и у него начинают вырабатываться другие стволовые клетки, а из них в свою очередь формируются новые клетки крови, и пациент излечивается, — объяснил эксперт.

    Светлана Богданович добавляет, что искусственный интеллект тоже подключится к раннему обнаружению различных аномалий в ДНК и геноме человека, поможет анализировать генетические данные и предсказывать риск развития заболеваний. ИИ также научится «правильно» наблюдать за потенциальным пациентом, и это особенно важно для раннего выявления наследственных заболеваний.

    — Уже есть технологии, обладающие потенциалом для лечения таких генетических расстройств, как муковисцидоз или болезнь Хантингтона. Существует генная терапия, которая помогает справиться, например, со спинальной мышечной атрофией (СМА), и такие препараты в том числе разрабатываются и в России. Клеточная терапия, включая использование стволовых клеток, может помочь в лечении различных заболеваний — от рака до нейродегенеративных расстройств, — отметила она.

    Эксперт добавила, что появятся новые возможности для восстановления или замены поврежденных тканей и органов.

    — Развивается и будет развиваться биопечать. 3D-печать органов и тканей может решить проблему нехватки донорских органов и улучшить методы хирургического вмешательства, — пояснила эксперт.

    Опасаться того, что врачей заменят роботы, не стоит, полагают специалисты. Однако машины могут выполнять всё больше хирургических операций и применяются для этого уже сейчас. Хирургия — одно из самых перспективных направлений для роботизации.

    — Роботы-хирурги сегодня активно развиваются. В будущем ожидается, что эти технологии будут иметь еще большую технологическую погруженность. Будут усложняться виды производимых операций, в том числе в нейрохирургии. Работа таких роботов, безусловно, дешевле, чем человеческий труд, и в ряде случаев ошибок станет значительно меньше, особенно когда мы говорим про отдаленные регионы и проводимые в них операции. Хотя сами устройства могут быть дорогими, — подчеркнул Никита Николаев.

     

    Новые подходы к работе с пациентами

    Один из главных трендов современной медицины — персонализированный подход к лечению, и эта стратегия в ближайшие 20 лет будет развиваться дальше, уверены опрошенные «Известиями» эксперты.

    По словам Светланы Богданович, развитие геномики и биоинформатики позволит лучше понимать, как различные заболевания и лекарства влияют на определенного человека. Это в свою очередь приведет к разработке методов лечения, нацеленных на конкретные потребности пациента. И речь идет не только о лечении, но и о личных стратегиях профилактики, основанных на анализе больших объемов данных.

    — Сфера самодиагностики также будет развиваться, увеличивая доступность и скорость проведения различных тестов, что позволит пациентам получать результаты быстрее и эффективнее. Меняется и роль самого пациента: при столкновении со сложным диагнозом, например в онкологии, мы видим тренд на то, что человек вынужден сам становиться экспертом в своем заболевании, так как у его лечащего врача просто физически нет времени на полноценное ведение и поддержку, — отметила она в беседе с изданием.

    В среднем у онкопациента сегодня есть всего 11 минут на приеме у врача, объясняет Богданович.

    По словам Павла Ройтберга, уже сейчас «умные» часы и смартфоны собирают достаточно данных, чтобы давать полноценные рекомендации по коррекции образа жизни, и в будущем их роль усилится. Причем может случиться и так, что постоянное взаимодействие с теми или иными устройствами, регулярный сбор информации о здоровье станут в некоторых странах обязательным или наиболее выгодным условием по медицинской страховке. Не исключено, что в России тоже появятся такие модели страхования.

    Он отметил, что гаджеты могут измерять довольно много показателей: снимать пульс, проверять уровень глюкозы, проницаемость крови и так далее. В перспективе это позволит предотвратить немало заболеваний, в том числе инфаркт и инсульт.

    — Сейчас на «умных» часах появилась программа, которая предупреждает о нарастании инфаркта до его наступления. Они раздражающе пищат, вопят: мол, немедленно остановись, прекрати волноваться, срочно вызывай скорую помощь. Есть уже несколько спасенных пациентов, и вероятность ложного срабатывания низкая, — пояснил Ройтберг.

    Значение давнего принципа «приди раньше — лечись легче, быстрее и дешевле» усилится, уверен эксперт. К примеру, при инсульте у врачей есть только четыре часа, чтобы кардинально повлиять на развитие патологического процесса и спасти хотя бы часть погибающих клеток мозга.

    — Самое лучшее время — первый час. Но для того, чтобы пациент в первый час оказался на операционном столе, его должны начать везти в больницу в первые пять минут. И если это не кино или человек не живет напротив больницы, то единственный вариант — какое-то устройство, которое предупредит за час до. Только тогда скорая помощь успеет приехать и привезти в клинику еще не инсультного пациента, то есть можно избежать самого инсульта, — рассказал эксперт. Он добавил, что это могут быть не часы, а, к примеру, импланты.

    Как отметил директор и сооснователь Национального центра генетических исследований MyGenetics Владимир Волобуев, использование различных домашних датчиков с последующей интеграцией данных для лечащего врача может происходить совершенно естественно и почти незаметно для пациентов.

    — Например, после рутинной чистки зубов врачу могут быть отправлены данные, по которым можно определить состояние полости рта. Встроенные в одежду датчики смогут передавать температуру тела, сердечный ритм и т.д. Другими словами, будут развиваться технологии, которые будут ненавязчиво нас сопровождать и аккумулировать большой объем данных. Для обработки этих массивов потребуются очень внушительные мощности, скорее всего, с участием искусственного интеллекта, — пояснил он «Известиям».

    Этот подход позволяет снизить степень загруженности медицинских учреждений и распространения внутрибольничных инфекций, однако не сможет заменить реальный осмотр пациента, рассуждает Волобуев.

     

    Новые вызовы для медицины

    Однако, несмотря на значительные прорывы, медицина и здравоохранение, в том числе российские, столкнутся и с новыми вызовами. К примеру, развитие фармакологии может привести к появлению неизвестных сейчас наркотических веществ, отмечает Павел Ройтберг.

    — Думаю, что мы, к сожалению, увидим новые, высокоэффективные, высокоаддиктивные семейства наркотиков, которые будут разрабатываться по тем же технологиям, что и новые лекарства. И государства в первые годы будут явно не готовы с ними бороться, потому что вся практика и в России, и за рубежом сегодня заключается в том, что, допустим, появляется вещество и нужно время, чтобы именно это вещество признали наркотиком. И если скорость выхода на рынок резко сократится, то они просто будут появляться быстрее. Это станет вызовом для ближайшего поколения, — сказал он изданию.

    Еще одна сложность, с которой придется столкнуться довольно скоро, — неизбежное старение населения, добавляет Владимир Волобуев.

    — Средний рост продолжительности жизни и снижение рождаемости могут увеличить долю людей пожилого возраста с заболеваниями. Плюс продолжается рост метаболических заболеваний, связанных с низкой физической активностью, дефицитом жизненно важных нутриентов и избытком простых калорий. Эффективная профилактика ожирения, сахарного диабета 2-го типа, сердечно-сосудистых заболеваний — одни из вызовов будущего, — пояснил он «Известиям».

    Нехватка профильных кадров в здравоохранении и их географическая разрозненность наблюдаются уже сейчас. Скорее всего, в ближайшие годы эта проблема не устранится, рассуждает Никита Николаев.

    — У нас это наблюдается по всей стране. Безусловно, квалифицированные кадры тяготеют к мегаполисам, и этот тренд очень тяжело изменить. Наверное, если смотреть на горизонте 5–10 лет, это в принципе сделать невозможно, поэтому проблему необходимо принимать как фактор и бороться с ней нетрадиционными методами, за счет технологий, в том числе искусственного интеллекта, телемедицины и робототехники, — подчеркнул он.

    При этом бесплатной медпомощи в России в ближайшем будущем ничего не угрожает, отмечает доцент департамента права Института экономики, управления и права МГПУ Маргарита Токмовцева. По ее словам, россиян продолжат страховать за счет средств фонда ОМС и эта система будет развиваться для достижения целевых показателей национального проекта «Здравоохранение».

    — Решены многие задачи, например обеспечена централизация финансовых средств. Сегодня базовые медицинские программы носят бездефицитный характер. И самое главное — введена единая тарифная политика на медицинские услуги. Проблема в том, что граждане совершенно не умеют работать со страховыми агентами ФОМС, направлять заявки. Сегодня это делают врачи по показаниям. В этом направлении есть что усовершенствовать, — отметила эксперт.

    Уже сейчас большая часть озвученных прогнозов не выглядит футуристично. Многие из них основаны на существующих решениях, знакомых пациентам. Поэтому вопрос не столько в том, реальны ли они, сколько в том, когда и в каком виде новые технологии станут доступны широкому кругу граждан. Однако одно остается неизменным: в любом обществе и в любой экономике здоровый человек — это выгодно.

    Источник: Известия

    Другие новости